Вы здесь: Главная > «Космос не разделишь»

«Космос не разделишь»

В этом эксклюзивном интервью, которое на днях дал корреспонденту «2000» председатель Государственного космического агентства Украины (ГКАУ) Юрий АЛЕКСЕЕВ, речь идет о состоянии ряда национальных и международных проектов ракетно-космической отрасли — с учетом сложившихся в последнее время отношений между Украиной и Россией.

Мы не обсуждали с Юрием Сергеевичем политические нюансы нынешней острой ситуации, а сосредоточили внимание на судьбах тех или иных проектов, в реализации которых задействованы украинские и российские предприятия, организации и компании, и на некоторых объектах ГКАУ в Крыму.

«Либідь» все-таки полетит

— На Крымском полуострове, как известно, находятся объекты, входящие в сферу управления ГКАУ, такие как Национальный центр управления и испытаний космических средств вблизи Евпатории (во времена СССР — Центр дальней космической связи) и Центр контроля космического пространства в Севастополе, на мысе Херсонес (бывшая СПРН — станция предупреждения о ракетном нападении). Судя по всему, аннексия Россией Автономной Республики Крым и Севастополя привела к фактической потере этих объектов. Не могли бы вы, Юрий Сергеевич, пояснить: какой видится их дальнейшая судьба, а также будущее работавшего там персонала?

— Национальный центр управления и испытаний космических средств в ходе известных событий марта 2014-го перешел под контроль России. Причем новым его хозяином стал не Роскосмос (Федеральное космическое агентство РФ), как можно было бы ожидать, а входящее в систему министерства обороны России командование военно-космической обороны (ВКО), что, в общем-то, указывает на предстоящую направленность деятельности евпаторийского центра.

Аналогичная ситуация сложилась и в отношении севастопольского Центра контроля космического пространства.

Из 270 офицеров, которые работали в этих центрах в Крыму, 57 человек — те, кто решил остаться в системе ГКАУ, — продолжат службу на других объектах, расположенных в материковой части нашей страны, в том числе в Мукачево (Закарпатье), Макарове (Киевская обл.), Дунаевцах (Хмельницкая обл.), Днепропетровске, Харькове и др. Еще часть сотрудников решили уволиться.

— Один из важных компонентов евпаторийского комплекса — Центр управления полетами космических аппаратов (спутников семейства «Січ» и др.). Позволит ли Россия Украине вывезти из Крыма оборудование ЦУПа? Где в Украине предполагается оборудовать новый ЦУП, из которого можно будет управлять полетами наших космических аппаратов? И что теперь ждет объект на мысе Херсонес?

— По вопросу о том, чтобы Украине было возвращено оборудование евпаторийского Центра управления полетами, руководство ГКАУ обратилось с письмами к министру обороны РФ Сергею Шойгу и командованию российской ВКО. Ответов на свои обращения мы пока не получили. Но все же надеемся, что решение российской стороны о возврате Украине оборудования ЦУПа будет положительным.

А разместить новый Центр управления полетами будущих космических аппаратов семейства «Січ» (их основная задача — дистанционное зондирование Земли из космоса) предполагается в Хмельницкой обл. — в Дунаевцах, где ныне действует Центр приема и обработки информации, получаемой со спутников. Другой ЦУП — для предстоящего управления полетом спутника «Либідь» (который сейчас создается и должен стать первым телекоммуникационным космическим аппаратом национальной спутниковой системы связи) — будет размещен в Киеве.

Что же касается севастопольской СПРН, которая служила и для решения задач по контролю космического пространства, то напомню: еще несколько лет назад военное ведомство России отказалось от получения у Украины информации со станции. А затем она перестала использоваться для этих целей. Как Россия намерена эксплуатировать этот объект, нам не известно.

— На территории евпаторийского Национального центра управления и испытаний космических средств находится РТ-70 — один из мощнейших радиотелескопов. Украинский модернизированный РТ-70 намечалось (вместе с аналогичными объектами наземной сети радиотелескопов в ряде стран и российской орбитальной обсерваторией) использовать для создания глобального наземно-космического интерферометра с беспрецедентно высокой разрешающей способностью, и задействовать все это для реализации международной научной программы «Радиоастрон». Его целью должны стать радиоастрономические исследования объектов Вселенной — с участием ученых Украины, России и других стран. Есть ли у нас теперь какие-то перспективы на этом направлении?

— К сожалению, мощный РТ-70, как и другие объекты евпаторийского центра, ныне оказался недоступным для украинских ученых. Этот фактор наряду с сокращением госбюджетного финансирования на нужды космической науки в нашей стране делает проблематичным участие украинских исследователей в проекте «Радиоастрон».

Плавучий космодром «Одиссей» и другие

— Для запусков на околоземные орбиты космических аппаратов (как отечественных, так и зарубежных) с помощью украинских ракет-носителей доселе использовались три сухопутных космодрома. Это Байконур, арендуемый Россией у Казахстана (там есть комплекс для ракет-носителей «Зенит-2SLБ» и «Зенит-3SLБ» по программе «Наземный старт», реализуемой компанией «Международные пусковые услуги», и шахтный комплекс для конверсионных ракет-носителей «Днепр» по одноименной программе международной российско-украинской компании «Космотрас»); российский Плесецк в Архангельской обл. (для ракет-носителей «Циклон-3»); комплекс «Ясный» в Оренбуржье (одна из баз российских ракетных войск стратегического назначения) — для пусков конверсионных ракет-носителей «Днепр», выполняемых «Космотрасом».

Учитывая резкое ухудшение отношений между Украиной и Россией, продолжится ли реализация названных программ или же они могут быть заморожены Россией? И останутся ли доступными для Украины упомянутые космодромы?

— Пока такие проблемы не возникали, и хотелось бы надеяться, не возникнут и впредь. Например, по программе «Днепр» ориентировочно в первой декаде июня конверсионная ракета-носитель «Днепр» (мирная модификация снимаемых с боевого дежурства в России стратегических межконтинентальных баллистических ракет 15А18) должна вывести на околоземную орбиту космический аппарат Казахстана, предназначенный для дистанционного зондирования Земли, а вместе с ним — той же ракетой — еще несколько небольших спутников других стран.

В конце мая предполагается очередной пуск в Тихом океане, на экваторе, по программе «Морской старт» (реализуется международной компанией Sea Launch) с участием Украины, России, США и Норвегии. С плавучего космодрома — самоходной платформы «Одиссей» — стартует ракета-носитель «Зенит-3SL».

Будет использоваться и «зенитовский» комплекс на Байконуре — в частности, для пусков по международной программе «Наземный старт», а в дальнейшем — и для вывода на геостационарную орбиту создаваемого космического аппарата «Либідь».

А вот Плесецк, откуда в течение многих лет запускались созданные в Днепропетровске (КБ «Южное») и изготовленные там же (ПО «Южный машиностроительный завод») ракеты-носители «Циклон-3» с различными космическими аппаратами, сейчас для Украины неактуален, поскольку «Циклоны-3» уже не производятся.

— Сообщалось, что запуск спутника «Либідь» для национальной спутниковой системы связи (оператор — ГП «Укркосмос» в Киеве) намечался сперва на 2013-й, а затем на 2014 г. Не изменились ли сроки предстоящего события и когда можно его ожидать?

— Созданием «Либіді» занимаются по заказу ГКАУ канадская компания MDA вместе с российским АО «Информационные спутниковые системы» им. Решетнева (Красноярск) — каждый делает свои компоненты. Запуск намечается на четвертый квартал 2014 г. Дело в том, что с компоновкой спутника задержались — в Красноярске возникли некоторые проблемы при наземных испытаниях аппаратуры, пришлось устранять неполадки.

Для выведения этого спутника на орбиту намечено использовать ракету-носитель «Зенит-3SLБ» — она будет стартовать с Байконура.

Сотрудничество — улица с двусторонним движением

— Маршевые двигатели для первой и второй ступеней украинских носителей «Зенит-3SL» (для «Морского старта» в Тихом океане) и «Зенит-3SLБ» (для «Наземного старта» на Байконуре) изготавливаются в России — на «Энергомаше» в подмосковных Химках. В России же производятся третьи ступени для этих «Зенитов» — в ракетно-космической корпорации «Энергия» в подмосковном Королеве (разгонный блок «ДМ-SL») и НПО им. Лавочкина (разгонный блок «Фрегат»). В то же время немало украинских ракетно-космических предприятий поставляют по производственной кооперации всевозможные комплектующие (агрегаты, аппаратуру, системы) для российских ракет-носителей «Союз» и «Протон», а также систему «Курс» для стыковки транспортных кораблей с Международной космической станцией.

Нет ли опасности того, что в нынешней ситуации российские предприятия получат команду«сверху» — перестать поставлять необходимые для украинских «Зенитов» маршевые двигатели и разгонные блоки, а российские ракетостроительные заводы откажутся от украинских комплектующих?

— Производственная кооперация между нашими ракетостроительными предприятиями, имеющая давние и традиционные тесные связи, является взаимовыгодной. А потому, надеемся, экономические факторы не пострадают из-за политических причин.

— Каковы — в свете происходящих в последние месяцы событий — перспективы сотрудничества между ГКАУ и Роскосмосом, ранее осуществлявшегося по самым разным направлениям?

— Это сотрудничество велось из года в год — как в двухстороннем (ГКАУ и Роскосмос), так и в четырехстороннем (ГКАУ, НАНУ, Роскосмос и РАН) формате, а также в виде участия специалистов в научных и научно-технических конференциях, проводимых в обеих странах. Хотелось бы верить, что обоюдополезные контакты не будут прерваны.

— Как известно, ялтинским российско-украинским соглашением 1993 г. был определен порядок гарантийного и авторского надзора за эксплуатацией ракетных комплексов, созданных в свое время в Украине и находящихся на боевом дежурстве в России. Этот надзор, а в дальнейшем и продление ресурса (т. е. сроков эксплуатации) ракет 15А18М (Р-36М2 «Воевода» или, по западной индексации, SS-18 «Сатана») осуществляли специалисты украинских предприятий-разработчиков и изготовителей этих комплексов, их систем и агрегатов под техническим руководством создателей стратегических межконтинентальных баллистических ракет этого типа — КБ «Южное». Будут ли продолжаться упомянутые работы?

— Их специалисты КБ «Южное» (создателя ракет) и ПО «Южный машиностроительный завод» (серийного изготовителя) ведут не по собственной инициативе, а во исполнение действующего межправительственного украинско-российского соглашения. И выйти из него украинская сторона может, заблаговременно уведомив о таком намерении партнеров. А пока это не произошло, и КБ «Южное» и ПО «ЮМЗ» продолжают выполнять оговоренные соглашением работы. Тем более что это не бесплатно и, учитывая ограниченное госбюджетное финансирование, помогает зарабатывать средства, без которых предприятиям трудно функционировать.

Запуск с Алкантары перенесен

— Первый испытательный пуск перспективной украинской ракеты-носителя «Циклон-4», создаваемой в Днепропетровске для эксплуатации с бразильского космодрома Алкантара, предполагался в конце 2014 г. А недавно в прессе промелькнуло сообщение, что он должен состояться в конце 2015-го. Если такая информация соответствует действительности — чем вызван перенос сроков?

— Действительно, по состоянию на сегодняшний день пуск «Циклона-4» с отечественным космическим аппаратом «Микросат» ожидается в конце 2015-го. Причиной задержек в создании самой ракеты, наземного стартового комплекса и объектов инфраструктуры стали прежде всего сложности в финансировании программы. Как известно, оно осуществляется Украиной и Бразилией в соотношении 50% : 50%.

Ныне заправочный макет «Циклона-4» готов примерно на 70%. Готовность летной машины (т. е. ракеты, которая будет стартовать с Алкантары в 2015-м) — около 30%, а наземного стартового комплекса — 45%. Российские предприятия во всех этих работах не участвуют.

Спутник «Микросат» предназначается для наблюдений за динамическими процессами в околоземной ионосфере и для технологических экспериментов по отработке бортовых приборов и элементов перспективных космических аппаратов.

4,3% — это очень мало

— Проект перспективного оперативно-тактического ракетного комплекса «Сапсан», разрабатываемый в КБ «Южное» для Вооруженных сил Украины, в последние годы переживал, мягко говоря, не лучшие времена. Работа остановилась на стадии эскизного проектирования, причем вовсе не по вине создателей. Все дело в том, что заказчик ракетного комплекса — Министерство обороны — при тех министрах, которые возглавляли ведомство в годы президентства Виктора Януковича, изрядно тормозил реализацию проекта. Он лишился государственного финансирования, да и вообще обнаруживалось стремление закрыть программу. Как обстоят дела на этом направлении сейчас?

— Руководство ГКАУ докладывало проблематику создания «Сапсана» (и ряда других разработок оборонного характера) в Кабинете Министров. И премьер-министр Арсений Яценюк обещал возможное содействие правительства. Притом мы, конечно, понимаем, насколько сложными являются ныне вопросы госбюджетного финансирования. Тем не менее актуальность разработок для укрепления оборонного потенциала нашей страны позволяет надеяться на реальную поддержку государством проекта «Сапсан» — и в Кабмине, и в Верховной Раде, и в СНБО.

— Хотелось бы, Юрий Сергеевич, узнать: есть ли тенденции изменения к лучшему в общем финансировании ракетно-космической отрасли государством?

— Чтобы читатели яснее представили нынешнее состояние финансирования нашей отрасли, приведу две цифры. В соответствии с действующей Общегосударственной целевой научно-технической космической программой Украины на 2013-2017 гг. отрасль должна была получить на 2014 г. из госбюджета 230 млн. грн. Реально же Верховная Рада, на финише 2013-го оперативно утвердившая представленный правительством Азарова госбюджет-2014, выделила для нужд отечественной ракетно-космической отрасли всего 10 млн. грн. (т. е. чуть больше 4,3% той суммы, которая предусматривалась на нынешний год упомянутой пятилетней космической программой).

Мы дважды недавно побывали у первого вице-премьер-министра Виталия Яремы — и встретили с его стороны понимание высокой государственной важности решения данного вопроса. Надеемся, выполнение задач космической программы Украины будет реально поддержано руководством страны.